Будущее Нарвы и Нарвского региона — конференция (обновлено 04.09.2017)

«Нарвский рабочий» готовится к бизнес-конференции, которую организует наша газета и которая состоится 28 сентября. Тема конференции — развитие Нарвы и Нарвского региона в сегодняшних условиях, ее гостями и участниками станут как представители городских властей, так и известнейшие политики и предприниматели республиканского уровня. Мы рассчитываем на то, что на мероприятии, которое пройдет в центре Geneva, получится организовать конкретный, деловой разговор, отличный от привычного всем «литья воды» на тему «перспективного Северо-Востока».

Сийм Каллас: «Если в Нарве и Ида-Вирумаа появятся новые люди, появятся и деньги»

калласПредлагаем вам очередной материал, почерпнутый нами в беседе с одним из участников бизнес-конференции «Будущее Нарвы и Нарвского региона», которая состоится в центре Geneva 28 сентября. На этот раз мы общались с Сиймом Калласом, бывшим вице-президентом Европейской комиссии и ее комиссаром по транспорту, а ныне общественным деятелем и профессором Тартуского и Таллиннского университетов. Господин Каллас высказал некоторые мысли, которые он планирует развить, выступая на конференции в нашем городе.

Наличие людей, желающих что-то сделать

У многих эстоноземельцев до сих пор сильна уверенность, что для них кто-то должен что-то делать. Однако все, что создано у нас в стране и успешно развивается, в том числе и в сфере производства, появилось не по указке сверху, а потому что были люди с идеями и желанием эти идеи реализовать. Сколько таких людей в Ида-Вирумаа?

При этом у вашего региона есть важный для будущего момент — отношения с Россией. Не в плане высокой политики, а на уровне межчеловеческих связей. Люди двигаются, путешествуют, и этим, разумеется, нужно пользоваться — развивать туризм. Да, все об этом говорят, а я бы уточнил: в Нарве имеет смысл развивать конкретно услуги, нужные гостям из Петербурга. Все-таки 5 миллионов человек в непосредственной близости от нашей границы — это хороший потенциал.

Во многом, повторю, развитие дел зависит от наличия на месте, в нашем случае в Нарве, группы людей, которые хотят что-то делать, а не тонуть в интригах и подковерной борьбе с конкурентами.

Безработица снижается, когда растет число работников

В свое время я был весьма активным участником многочисленных споров, которые велись вокруг двух законов — о гражданстве и об иностранцах. Сейчас ясно, что эти законы создавались под влиянием панического страха, и понятно, что у них один главный принцип — пускать в Эстонию не более определенного числа въезжающих, мигрантов. Но такие нормативы, как и другие моменты, уже давно в прошлом. Я много говорил об этом в различных своих выступлениях. И если вопрос гражданства еще можно отнести к политическим, задевающим некоторые чувствительные струны, то остальные нуждаются в серьезном обновлении. Рано или поздно, я думаю, закон об иностранцах претерпит изменения. Условия получения работы, вида на жительство — все это требует пересмотра.

Для Нарвы и Ида-Вирумаа открытость в сторону России — весьма интересный аспект. Не знаю, какими будут результаты выборов в парламент в 2019 году, но точно одним из их главных вопросов станут вопросы миграции, свободного передвижения. Для вашего города это означает облегчение трудовых отношений с тем же Санкт-Петербургом и Ленобластью.

Здесь нужно добавить, что, если в Нарве и Ида-Вирумаа появятся новые люди, появятся и деньги. Да, я помню о нынешних 11 процентах безработицы в вашем регионе, но тут есть очень интересный момент. Нельзя снизить безработицу, закрыв новой рабочей силе доступ на рынок. Наоборот, научно доказано, что уровень безработицы снижается там, где люди свободно передвигаются. Могу привести такой пример. В бытность мою министром финансов у меня было право ходатайствовать о виде на жительство или работу для кого-либо из въезжающих, и я помог таллиннскому ресторану тайской кухни принять на работу двух поваров из Таиланда. Владельцы ресторана получили необходимые разрешения, к ним приехали долгожданные повара, а в результате в ресторан взяли на работу 30 человек. И так всегда. Если бы, допустим, таллиннский завод BLRT взял на работу 300 сварщиков из Украины, это повлекло бы за собой резкий рост заказов для самого предприятия, а также заработки для множества людей из смежных фирм. Это взаимосвязанные вещи. Как ни парадоксально звучит, уровень безработицы снижается, когда растет количество работников.

Некоторые профессии останутся актуальными всегда

Я понимаю, что в Нарве львиную долю безработных составляют представители профессий, которые уходят в прошлое просто в силу развития и изменения технологий. Так происходит везде. Все мы помним, какими телевизорами пользовались до появления плоских экранов, — с кинескопами. В Финляндии в свое время, еще до вступления в Евросоюз, при серьезной финансовой господдержке был построен большой завод по производству кинескопов. Но прошло буквально несколько лет, и новые технологии перечеркнули все затраты и перспективы этого предприятия. Или взять фотоаппараты. Как мы были счастливы когда-то, если получалось купить фотопленку восточно-германского производства, не говоря уже о Kodak или Agfa! И кто теперь пользуется этими пленками, пусть даже самыми хорошими? Если заглянуть в еще более давнее прошлое, то можно вспомнить, что в прошлом веке в сельском хозяйстве было занято 85 процентов работающего населения. Сейчас ситуация радикально изменилась, но у нас ведь не 85-процентная безработица!

То есть новые технологии и отсутствие работы вещи взаимосвязанные, но не обязательно второе — результат первого. Некоторые профессии останутся актуальными всегда, и недоумение вызывает то, что сегодня по ним почти невозможно получить образование. Именно эти проблемы нужно решать. И именно об этом, я надеюсь, мы сможем поговорить со специалистами во время бизнес-конференции в Нарве.


Тийт Вяхи: «Эстонии нужны такие же международные отношения, как у Силламяэского порта»

Копия 20170725_150552

У некоторых наиболее значимых для нас участников конференции мы предварительно берем интервью, давая гостям возможность хотя бы в общих словах рассказать, о чем они намерены говорить в Нарве 28 сентября. Первым нашим собеседником стал Тийт Вяхи — учредитель и совладелец Силламяэского порта, крупный предприниматель.

«Мы предоставляем возможности»

Начал господин Вяхи со слов о главных, на его взгляд, особенностях нашего уезда.

— Первая особенность — Ида-Вирумаа находится в непосредственном соседстве с Россией. Когда я приехал сюда работать, у меня было море оптимизма и энтузиазма: был уверен, что месторасположение и «вытекающее» из него сотрудничество с Россией дают очень выгодные условия всем местным проектам, — вспоминал Тийт Вяхи. — Сейчас я все еще оптимист, но энтузиазма у меня уже меньше. Дело в том, что позитивные перспективы возможны при хороших отношениях между нашими соседними государствами. В нынешних условиях, которые, наверное, можно назвать «холодной войной», не выедешь на энтузиазме и оптимизме, с инвестициями приходится быть очень осторожным. Нам нужны хорошие добрососедские отношения и связи — межгосударственные, в сфере экономики, бизнес-партнерства. Тогда у нашего региона будет огромное будущее. Одним словом, нашей стране нужны такие же международные связи и контакты, как у Силламяэского порта.

Таким образом господин Вяхи перешел к главному своему детищу, о котором готов говорить очень долго и подробно.

— Порт — это не фабрика. Фабрика закупает сырье, нанимает рабочих и производит продукт, позволяющий платить наемным людям и руководству. Порт — это огромный объект инфраструктуры, который предоставляет самые разные услуги всем потребителям. Мы являемся портом landlord, у нас в порту есть четыре терминала для разных продуктов, жидких и сыпучих грузов. Через наш порт идут транзитные и местные грузы, местных сегодня около 20 процентов, например, почти 1 миллион тонн сланцевого масла, кроме того, щебень, торф, щипа, древесина, 150-160 тысяч тонн эстонского зерна на экспорт, множество контейнеров, и так далее, и так далее. То есть наша инфраструктура позволяет множеству предприятий, фирм, фермерам осуществлять свои перевозки дешевле, чем при доставке грузов в другие порты. Ведь расстояние морем из Силламяэ до Таллинна — около 200 километров, а до границы ЕС и РФ всего лишь 25, для предприятий Северо-Востока наш порт находится прямо под боком, соответственно, затраты на доставку намного меньше.

«Мы уникальны»

  • Как мы все помним, в советское время Силламяэ был закрытым городом, да и весь наш регион был более или менее закрытым, как, впрочем, и в целом Советский Союз, — говорит совладелец Силламяэского порта. — Когда мы с партнерами задумали построить порт, на его месте ничего не было. Мы создали его с нуля, а не приватизировали уже имевшееся имущество. И можно смело сказать, что наш порт — уникальный, потому что находится в очень правильном месте, между двумя огромными экономическими пространствами. С одной стороны у нас на Востоке Евразийский союз (Россия, Казахстан, Беларусь и другие). С другой — практически весь остальной мир (ЕС, Америка, Европа, Китай). Сюда и отсюда идут грузы во все уголки Земли. Второй аспект уникальности — у нас глубоководный порт, к нам могут заходить все суда, способные пройти Датские проливы (морской путь, соединяющий порты Балтийского моря с портами мирового океана — ред.). Недавно здесь был танкер грузоподъемностью 150 тысяч тонн, мы можем принимать сухогрузы грузоподъемностью 70-75 тысяч тонн, а это тоже создает экономию владельцам грузов. Кроме того, у нас в порту есть причалы, разнообразные услуги для людей, пришедших к нам на судах, есть своя железнодорожная дорога и станция, и не только сами по себе пути, но и новейшие локомотивы, и депо, и железнодорожники. Есть даже ТЭЦ, которая производит тепло и электричество для города и индустриальной зоны. К тому же у нас есть «Экосил» — предприятие, созданное совместно с государством и призванное очень тщательно следить за выполнением экологических норм и директив ЕС. Имеется и свободная экономическая зона первой высшей категории, таможня на границе порта, которая работает 24/7. Все это вкупе и создает нашу уникальность. Равно как и то, что на создание Силламяэского порта нам никто не давал денег — ни государство, ни Евросоюз, мы все делали на средства инвесторов и банковские кредиты. В итоге у нас с партнерами — Андреем Катковым и Евгением Маловым — получился самый, пожалуй, крупный комплекс совместных предприятий с Россией в Прибалтике, в который инвестировано вместе с терминалами в общей сложности 550 миллионов евро за последние четырнадцать лет, с 2003 года.

«Удвоить возможности можем хоть завтра»

В течение нашего разговора Тийт Вяхи неоднократно говорил о том, что нынешний политический климат Эстонии не поддерживает экономического развития, лишает местный бизнес перспектив и инвестиций. Тем не менее, по мнению совладельца порта, позитивные моменты все же есть.

  • Во-первых, все идет к тому, что в этом году у нас будет своего рода рекорд — максимальное число перевалки грузов через Силламяэский порт, — сказал он. — Кроме того, мы продолжаем делать инвестиции в наше предприятие. У нас появилось складское хозяйство, мы расширяем площадки у терминалов и подводим туда железнодорожные пути, открыли контейнерный терминал с большими возможностями. И, конечно, мечтаем о том, чтобы вернулись пассажирские перевозки через наш порт, в том числе и круизные — у нас подготовлен соответствующий проект строительства специализированного мола и терминала судов типа Rо-Ro и круизных судов. Этот проект открыл бы новые перспективы и горизонты для туризма Ида-Вирумаа, от которого сильно выиграли бы наша местная, ида-вируская сфера туризма, промышленность, социальная сфера, да и все простые жители, у которых появилась бы прекрасная логистическая возможность.

Рассказывая о планах и мощностях Силламяэского порта, Тийт Вяхи был весьма оптимистичен.

— Наш порт работает сегодня лишь на 50 процентов своей мощности, — отметил он. — И удвоить наши возможности мы можем буквально с завтрашнего дня. Если надо работать в четыре раза активнее, чем сейчас, мы обеспечим это буквально через пару лет. Но что касается Силпорта как пассажирского и круизного порта, для этого требуется 12 миллионов евро и год строительства. Для строительства грузового порта с инфраструктурой и терминалов потребовалось 550 миллионов евро, и делали мы это только частными деньгами и банковскими кредитами. Но в случае со строительством пассажирского комплекса мы ждем и участия государства. Я уверен, что порт Силламяэ с открытием возможностей для судов Rо-Ro и круизных судов пассажирского терминала будет самым большим толчком для развития Северо-Востока Эстонии.

«Будет о чем поговорить»

Обсуждая с нами некоторые моменты запланированной конференции, господин Вяхи заинтересовался гостями, среди которых должны быть бывший еврокомиссар и вице-президент ЕС Сийм Каллас, глава концерна «Аквафор» Джозеф Шмидт, один из руководителей балтийского отделения Swedbank Прийт Перенс, президент Эстонской торгово-промышленной палаты Томас Луман и другие.

  • Эти люди — настоящие профессионалы в своих областях, так что в Нарве на конференции будет о чем поговорить, — отметил совладелец Силламяэского порта.

порт


Прийт Перенс, консультант Swedbank Grupi Senior: «Технический вуз, отдых для петербуржцев, приграничный обмен работниками»

прийт перенсПо-моему, в Нарве нужно создать больше возможностей для молодых людей, и именно  в области технического образования. Нарвский колледж Тартуского университета — это, конечно, очень хорошее учебное заведение, но я считаю, что именно техническое образование должно быть доступно для нарвитян. Тем более что в Нарве и Ида-Вирумаа в целом есть большой опыт в области промышленности и техники, однако со временем этот опыт теряется, уходит. Поэтому, чтобы он не ушел окончательно и в будущем не потребовалось создавать технологическую региона базу с нуля, нужно вкладываться в молодежь и ее обучение. Мне кажется, что расположенного в Кохтла-Ярве Ида-Вируского колледжа Таллиннского технического университета недостаточно, именно в Нарве требуется технический вуз.

Второй момент, которым уже занимаются Нарва и Нарва-Йыэсуу, — рекреативный комплекс для жителей Петербурга. Двух-трех хорошо работающих отелей мало, нужно активнее развивать эту сферу, не исключено, что с участием государства и политиков, способных облегчить проблемы пересечения границы. Я уверен, что отдых в Нарве и Нарва-Йыэсуу может стать очень интересным для петербуржцев, но это требует серьезной и активной работы.

Третье. Общая проблема для всей Эстонии сегодня — кадры. Если предприниматель или фирма инвестируют в строительство новых промышленных объектов, они неизбежно сталкиваются с этой сложностью: с кем работать, хватит ли специалистов и обученных работников? В Нарве эту проблему можно, как мне кажется, решать с помощью близости границы. Нужно создать особый, облегченный режим, который позволит жителям приграничных территорий обеих стран — Эстонии и России — работать на противоположном берегу Наровы. Жители Ивангорода или Сланцев смогут найти нормальную работу в Нарве, а нарвитяне — на российской стороне. Это позволило бы не просто давать людям работу, а обеспечивать нормальный обмен нужными специалистами. В этом вопросе, конечно, очень важно политическое желание. У нас же есть квоты, распространяющиеся на жителей стран, не входящих в Евросоюз. Но они касаются тех, кто переезжает в Эстонию жить, а работать-то на нашей территории никому не запрещается.


Райво Варе, эксперт в сфере экономики, общественный деятель: “Северо-Восток может стать регионом-пионером”

райво вареСто лет, которые нельзя потерять

Район Северо-Востока Эстонии во главе с Нарвой в течение ста лет выстраивался в первую очередь как индустриальный. Все остальные сферы жизни так или иначе были привязаны именно к индустриальной составляющей, которую, к слову, имеет смысл рассматривать более широко, чем просто развитие промышленности. В отличие, допустим, от южной Эстонии, спецификой Ида-Вирумаа можно считать инфраструктурную индустриальную составляющую. Задел в этом направлении был сделан еще в царское время, совсем точно — во время первой Республики. Так что сто лет развития выбросить нельзя, надо накопленный опыт как-то использовать.

Регион традиционно тяготел к Санкт-Петербургу как экономическому центру притяжения. Сама экономическая структура, инфраструктура, промышленность — все работало с перспективой вывода продукта не столько на запад, сколько на восток, на Петербург, откуда товары могли поступать как дальше по империи, так и в Европу.

Ситуация изменилась, сегодня есть прямой выход на западные рынки, привязка к западным технологиям, инфраструктура, работающая на импорт и экспорт. Но вопрос того, насколько потерян запас, так сказать, «петербургского направления», остается важным. Я не сказал бы, что утеряно все полностью, однако определенное снижение сотрудничества по всем линиям произошло. На мой взгляд, имеет смысл рассматривать прежние связи и принципы экономической работы в более дальней перспективе (сейчас по политическим причинам я, честно говоря, довольно скептичен). Географические центры притяжения работают сами по себе — это прослеживается в истории всего человечества, начиная от шумеров и египтян. Такие центры всегда были связаны с выгодной транспортной составляющей; раньше это всегда были водные пути, сегодня структура более сложная. У Ида-Вирумаа все в порядке с местоположением: с одной стороны есть центр притяжения Петербург, с другой — прямые выходы на западные и другие рынки, чего раньше не было. В целом это очень выгодно: индустриальная подготовленность, географическое и экономическое расположение и современная транспортная инфраструктура. Это позволяет говорить о потенциале региона не только в столь любимом всеми туризме, но и в индустриальной сфере. Он обязательно должен быть задействован.

Энергетика не исчезнет, но изменится

Поскольку одна из главных составляющих жизни и развития Ида-Вирумаа — энергетическая, то она должна со временем меняться, нравится нам это или нет. Пора начать понимать, что изменения в этой сфере неизбежны. Сланцы — не самый популярный вид топлива, вся политика максимально высокого уровня в мире и особенно в Евросоюзе идет к тому, что сжигание сланца в любом случае уйдет в небытие. Это, разумеется, не произойдет в одночасье, арьергардные бои в государстве надо вести, чтобы не произошло обрушения целой отрасли — это было бы страшно как в социальном плане, так и в экономическом. Но с точки зрения планирования и длительной перспективы к этому нужно относиться спокойно. И потихоньку готовиться.

В Эстонии существует своего рода «зеленая зацикленность», если называть вещи своими именами. Имеется очень сильный сегмент в общественном мнении, основанный на том, что можно быстро свернуть «неэкологичное» сланцевое производство, перейти на энергосберегающие и «зеленые» технологии, и всем будет хорошо. Такой план, конечно, опасен, если его осуществлять в непродуманном темпе и виде.

Так или иначе возникает вопрос: чем будут заменены имеющиеся сегодня технологии, особенно если учесть, что значительный процент занятого трудоспособного населения работает в энергетическом секторе? Этот сектор хоть и технически развит, но требует много физической рабочей силы. Все новые энергетические сектора в таком количестве человеческих ресурсов не требуют, по чисто технологическим причинам. А если требуют, то совершенно другой квалификации. Приведу пример: активно обсуждаемые сегодня ветропарки — это абсолютно другая ниша с точки зрения структуры занятости и профессионализации. Шахтеры там не нужны вообще, энергетики там нужны не те, что монтируют огромные котлы, а те, что занимаются в основном электричеством. Там востребованы высотные монтажники, специалисты-электрики на уровне инженеров. А главное — людей в этой сфере нужно намного меньше. Грубо говоря, команда из восьми инженеров обслуживает полноценный ветропарк. Аналогичные по мощности котлы, даже современные, еженедельно нуждаются в работе 50-60 человек плюс разнообразные смежники.

То есть, повторю, надо готовиться к новому витку развития энергетики. Нужно заниматься профтехобразованием людей, переподготовкой работников (я думаю, что простой шахтер не осилит работу в ветропарке, а шахтному электрику потребуется серьезнейшая переквалификация). Да и все равно всем работы в новом секторе не хватит, значит, требуется что-то другое…

В Ида-Вирумаа достаточно готового работать народа, причем народа, привычному к индустриальному образу жизни, что тоже очень важно. Еще не слишком много «беловоротничкового» отношения к работе, не слишком много хуторского менталитета. У основной массы жителей Северо-Востока индустриальное мышление, индустриальный жизненный уклад, особенно в Нарве. Это очень важный компонент, о котором часто забывают. Людей можно обучить профессионально, но очень трудно переучить ментально, и важно не упустить такой определяющий задел, который, прямо скажем, остался отнюдь не во многих местах Европы. И этот задел тает, поэтому один из важных вопросов — как его не упустить насовсем.

Нужно отдельно сказать: энергетика сама по себе никуда не денется, она будет изменяться, замещаться чем-то. Но сама по себе энергетическая сфера и близость источников электроэнергии — это большой плюс и стимул для любого индустриального развития. Поэтому, на мой взгляд, у региона есть перспективы для дальнейшего развития.

Морские пути не теряют актуальности

Еще один важный фактор для Ида-Вирумаа — Силламяэский порт. Он сам по себе создал совершенно новый кластер, которого никогда не было. Благодаря ему появились новые возможности для морской торговли, морской логистики. Это относится, кстати, и к Северо-Западу России, но когда говорят о том, что «петербургский угол» всех обслужит — это полная чушь, он свой регион не сможет охватить по всем позициям, не говоря уж обо всей огромной стране… А Балтийское направление очень значительно, оно никуда не пропадет из транспортной инфраструктуры. Северное море — это две трети, а в будущем половина всех объемов грузов, двигающихся в большом Евразийском массиве.

Поэтому морская составляющая имеет огромное значение, а значит, у Силламяэского порта очень хорошие позиции. Перед тем же «петербургским углом» он имеет большие преимущества, включая евросюзную эстонскую регулятивную среду. И то, что это порт частный (напомню, это самый большой европейский частный порт), — тоже хорошо. Его владельцы не могут вкладывать деньги не глядя, как нередко делают государственные и муниципальные порты, а вынуждены тратить средства с умом, учитывая перспективы. И они не привязаны к механизму госпоставок, вынуждающему выбирать самый дешевый и самый элементарный вариант, Силламяэский порт может строиться с запасом, хоть и с некоторой долей риска. И по-прежнему предоставлять услуги кластера всем, кто в них нуждается.

О технопарках и госпомощи

В свое время технические и промышленные парки продвигали как почти волшебную возможность развития региона. Логика и даже идеология по созданию в регионе технопарков, специализирующихся на различных индустриальных проектах, неплоха. Почему получилось не полностью и не так, как замышлялось, — тоже вопрос, ответ на который надо искать. С одной стороны, не все делается быстро, с другой, у нас есть проблема, о которой часто умалчивают. В 1988 году я изучал тематику технопарков в Ирландии, и их специфика заключалась в том, что часто создание таких парков сопровождалось не только господдержкой на начальном этапе (что обязательно само по себе), но главное — дополнительными мерами, например, по набору квалифицированных кадров, налоговыми льготами — целый набор вариантов. Недостаточно выделить землю и подвести к ней коммуникации, требуются и другие шаги. У нас же принято считать, что в государстве и без того все хорошо в смысле предпринимательской среды, и никаких специфических мер поддержки — регионального, функционального характера — не нужно. Это в принципе неправильно. Если Тийт Вяхи как совладелец Силламяэского порта говорит, что ему госпомощь не нужна — лишь бы не мешали, то такой путь подходит далеко не всем. Иногда кому-то нужно помочь, потом отпустить, разумеется, но изначально оказать помощь. На пустом месте мало что возникает.

К счастью, государство потихоньку от этого отходит, приведу пример — странный на первый взгляд, но на самом деле существенный. Например, выделение IT-специалистов из общей квоты иммиграционной рабочей силы — что это, как не специфическая отраслевая мера поддержки? И ведь не произошло ничего страшного, мир не рухнул от такого шага. Ясное дело, в этом направлении нужно еще много сделать, но я прежде всего говорю о концепции, логике на государственном уровне.

Региону необходимы свои меры

Для Ида-Вирумаа нужна специфическая региональная логика — к этому я и клоню, надеясь, что в ходе конференции в Нарве мы как-нибудь подойдем к определенным выводам и мерам. В чем основные моменты этой специфической логики? Ида-Вирумаа не похож ни на Вырумаа, ни на острова, ни на Пярнумаа. Ближайший аналог — Таллинн, но у столицы есть своя специфика, ее по целому ряду причин нельзя рассматривать как прямую аналогию и пример. Меры, необходимые Северо-Востоку, могут быть узконаправленными, временными, сфокусированными на определенных целях, характерных именно для этого региона.

А что имеется сейчас? Разговоры о потенциале и перспективах региона ведутся много лет, программа технопарков есть, а результатов маловато. Почему? Потому что не сделан следующий шаг, да и в целом у государства нет достаточной готовности делать прорывные шаги для Ида-Вирумаа. Нынешнее правительство — первое, готовое хотя бы открыто говорить о регионе и его проблемах. Но уже всем понятно, что необходимо и говорить, и применять подходящий мировой опыт…

Так что и для Ида-Вирумаа требуются фокусные темы, и их определение — тоже серьезная задача. Кроме того, нужна концентрированная сплоченность на всех уровнях, а такие темы нужно пробивать с позиций государства.

Будущее малых государств

Третья важная тема — считая инфраструктурную и кадровую — жизненная среда. Когда люди чувствуют, что жизнь налаживается, у них появляются оптимизм, предприимчивость, они чего-то хотят, становятся более открытыми. А это напрямую зависит от атмосферы и жизнеустройства, в том числе и от элементов, которые находятся в руках местных самоуправлений, государства. Это, например, умные городские планировки, строительство общественных объектов. Долгосрочное планирование и последовательное следование этим планам — вот что должно быть и на государственном уровне, и на местном. Сделать это могут только инстанции, никто другой эту роль не выполнит. Как до них достучаться, заставить их работать, осуществить запланированное? Тоже большой вопрос.

История показывает, что малые государства в течение истории человечества развиваются по двум направлениям. Первая модель — использование природных ресурсов. Этот путь успешен лишь в том случае, если изначальный успех, полученный от ресурсов, конвертируется в другие области. Хороший пример такого отношения сегодня — Дубай, с которого берут пример другие страны ОАЭ. Вторая модель — найти свою нишу в международном разделении труда и стать полезными максимальному количеству международных игроков. Эта модель в основном зиждется на человеческом факторе.

В Эстонии полезных ископаемых почти нет (сланец, как мы уже говорили, не так уж аттрактивен, как когда-то), так что остается лишь то, что может создать человеческий разум и человеческие руки. Именно в это и нужно вкладываться. Создавать регулятивные условия, правила игры, поддерживающие элементы технико-структурного характера, заняться подготовкой людей для всего этого. К сожалению, пока мы не дошли до этой мысли на всех иерархических уровнях, хотя выбора у нашей страны нет — только вторая модель. Как с этим работать и что делать — главная проблема. И Северо-Восток мог бы стать регионом-пионером в этом направлении.

Post Author: admin